23:52 

Королевский подарок

tigrjonok
Название: Королевский подарок
Автор: tigrjonok
Размер: мини, 1030 слов
Персонажи: Руперт фок Фельсенбург, Элиза фок Штарквинд, упоминаются Ротгер Вальдес и Олаф Кальдмеер
Жанр: general
Рейтинг: PG
Дисклеймер: Все герои принадлежат своим создателям.
Предупреждение: намеки на слэш, но такие мелкие, что их можно и не заметить =)
Примечание: написано для феста «Лекарство от Рассвета». Технически - на заявку про Руперта и остров, но поскольку заявка выполнена не полностью (а может и не выполнена вообще :alles: ), можно считать, что свободное участие =)
Статус: Закончен


В Эйнрехте душно. Камень ли так давит; или бесконечные толпы, струящиеся по улицам города, словно мутные тяжелые селевые потоки; или просто память — теперь уже не понять. Руперт плохо помнил столичный Эйнрехт своей короткой юности и не видел город во время того, что все еще называли удобным безликим словом «мятеж», а потому не мог сравнивать. Что было, что стало, что ушло навсегда, а что вернулось, подобно дикому непредсказуемому зверю, опрометчиво прикормленному сердобольным лесником, — какой смысл гадать об этом теперь? Граф фок Фельсенбург взял все свои барьеры. Граф фок Фельсенбург стал кесарем Дриксен.

— Мейтерштейн сообщает, что острова архипелага расположены кучнее, чем можно было предполагать на основании сделанных в 267 году Круга Скал описаний. — Канцлер бубнит, словно ликтор, зачитывающий скучный доклад. Канцлер все еще не согласен с решением основательно закрепиться в Седых землях, назвать их частью кесарии и обеспечить все необходимое, что это название не осталось просто названием. — По сравнению с южными островами этот архипелаг…

Руперт слушает вполуха. Доклад Мейтерштейна он читал — прошлой ночью, стоя у открытого окна и безуспешно пытаясь вдохнуть полной грудью. Лекарь тут не поможет — просто с ровных, добросовестно сбереженных футляром страниц свистел соленый ветер и вспыхивали радужными переливами рвущиеся к солнцу неукротимые волны. Шумело море — Руперт узнавал этот голос в шелесте листвы дворцового парка, в перекличках патрулей, в ударах ночного колокола. Узнавал почти каждую ночь, хотя доклады от отправленного в Седые земли экспедиционного корпуса добавляли в эту симфонию и грозной меди, и плача гитарных струн.

— Мейтерштейн запрашивает дополнительные средства, — заканчивает свою речь канцлер и выразительно разводит руками — мол, я так и знал.

Руперт усмехается. Да, экспедиция в Седые земли — это не партизанский рейд в родную столицу: иные расчеты — и иные просчеты. И все же он уверен, что эта — канцлер, конечно, прав, что рискованная — затея рано или поздно, так или иначе окупится.

— Весь прошлый Круг вариты посещали Седые земли, — доносится от камина уже ощутимо скрипучий, но все еще сильный голос. — Для кого-то это оборачивалось выгодой, для кого-то становилось разорением, но вряд ли в том виноваты ледники и снега.

Элиза фок Штарквинд внимательно смотрит на кесаря. Руперт не сомневается: несмотря ни на что, она отчетливо видит его решение, написанное не иначе как у него на лбу — для тех, кто еще не разучился читать эту азбуку, а таких теперь можно пересчитать по пальцам одной руки, — но скупо бросить: «Удовлетворить», — как уже было когда-то, несколько лет назад, все же не решается.

Элиза фок Штарквинд наблюдает за кесарем, который перестал быть ее любимым внуком в тот самый момент, когда принял венец Торстена. Чтобы помочь — не ему, конечно, но Дриксен, — или, напротив, воспользовавшись первым же промахом, попытаться утопить, пусть даже это пойдет во вред кесарии? Руперт не знает ответа на этот вопрос, но порой ему кажется, что и герцогиня фок Штарквинд его не знает.

Канцлер бубнит что-то совсем уж невнятное, но заметно расслабляет плечи. Его, как и многих других, успокаивает присутствие мудрой, опытной Элизы рядом с таким молодым — и таким взбалмошным, любящим риск — кесарем. Руперт вырос среди этих подводных течений, он знает этот алфавит лучше, чем дриксенский кардинал — «Ураторе Кланниме». Вот только в ушах, словно уже пришла ночь, все сильнее шумит такое далекое море и кто-то едва слышно усмехается, подставляя лицо пробующему чужаков на прочность ветру.

Канцлер возвращается к самым южным островам Седых земель — это его тоже успокаивает, ведь найденные там, на восточной оконечности, на самой неприветливой скале минералы уже приносят доход.

— Если что-то подобное найдется в Бирюзовых землях… — бросает он как бы между делом.

«То этим придется поделиться с талигойцами», — мысленно заканчивает Руперт. Хотя, возможно, канцлер уже согласен даже на это — лишь бы там, в неведомых Бирюзовых землях, хоть что-то нашлось.

Герцогиня фок Штарквинд вскидывает голову. Эту экспедицию, в отличие от северного рейда, она когда-то не одобряла. Но, в соответствии с ей же высказанным правилом, не при посторонних. Хотя теперь многое изменилось. Теперь великие бароны отдали бы не два линеала, а куда больше — за то, чтобы эта экспедиция все же состоялась.

— Кстати, о Бирюзовых землях, — пользуется паузой Руперт. — Канцлер, распорядитесь подготовить дарственную. На имя Ротгера Вальдеса, — уточняет он, и с удовольствием наблюдает за тем, как у собеседника вылезают на лоб глаза. — Вот этот остров, — он указывает на очень подробную и очень точную карту, — расположен довольно далеко от остальных и так мал размера. Из-за подобной мелочи наматывать в разные концы Леворукий знает сколько хорн — такая морока, — Руперт усмехается легкомысленно, словно ему даже в голову не приходит, что по его прихоти экспедиционные корпуса наматывает куда большее количество хорн — и, вероятно, с еще более сомнительными перспективами.

— Это воистину королевский подарок, — с трудом мычит так до конца и не справившийся с удивлением канцлер.

— О, раз мы совместно исследуем Бирюзовые земли, нужно быть приветливыми с нашими союзниками, не так ли?

Канцлер сдается и все-таки открыто переводит взгляд на герцогиню фок Штарквинд. Та знакомо поджимает губы. Ей кажется, она понимает смысл этого будто бы спонтанного решения, хотя в это, последнее, конечно же, не верит ни на йоту. Кэналлийский рей — это не талигойская корона, да ведь и Фельсенбургам теперь принадлежит несколько талигойских виноградников. А с союзниками, тем более в таких скользких обстоятельствах, и в самом деле надо быть приветливыми.

— Многие были удивлены тем, что ваше величество согласились отпустить адмирала цур зее Кальдмеера, — невпопад замечает Элиза. — А я до сих пор не знаю, радоваться мне или огорчаться тому вашему решению.

Руперт вздрагивает — сердце пропускает удар. Великие бароны рады, что герцогиня фок Штарквинд находится рядом с молодым кесарем, но еще больше они рады тому, что рядом с кесарем нет этого выскочки-оружейника. Ведь не иначе как по его милости флот, армию и даже двор заполонили худородные молодчики, позволяющие себе спорить с теми, чьи предки не один Круг управляли Дриксен. Хотя вряд ли по его милости они чаще всего оказываются правы, но великих баронов не волнуют такие мелочи.

— В этом мире не так много просьб, на которые я не могу ответить отказом, — ровно замечает Руперт. — По крайней мере, с тех пор на одну стало меньше.

Элиза наклоняет голову — ей снова кажется, что она поняла. А Руперт думает о том, что можно было бы, пожалуй, и не дарить Вальдесу этот несчастный остров — и судьба бы вряд ли сочла, что он нарушил данное себе когда-то слово. А можно было бы, напротив, подарить все Седые земли вкупе с Бирюзовыми. И это все равно ничего не изменит. Свой «воистину королевский подарок» он Вальдесу давно уже сделал.

Комментарии
2017-07-15 в 10:59 

megaenjoy
Очень приятно видеть такого Руппи, азартного, при этом рассудительного и человечного.

Хотя вряд ли по его милости они чаще всего оказываются правы, но великих баронов не волнуют такие мелочи.
:love:

Вот этот остров, — он указывает на очень подробную и очень точную карту, — расположен довольно далеко от остальных и так мал Ах! маленький остров для Вальдеса и... :heart::heart: Руппи сделал ему два королевских подарка.

Спасибо огромное за этот текст!:red:

2017-07-15 в 17:10 

tigrjonok
megaenjoy, спасибо! :red: Рада, если понравилось :shy:

2017-07-17 в 01:21 

Arme
унция совы
— В этом мире не так много просьб, на которые я не могу ответить отказом, — ровно замечает Руперт. — По крайней мере, с тех пор на одну стало меньше. - прекрасная фраза для будущего тирана. Так что - аплодирую!..

Меня тоже не один раз посещали мысли о сюжете, в котором Руппи становится кесарем. Эдакое "Черное на белом, все становится жестким, все становится плоским, как жесть, все становится резким, превращаясь в беду, меня пугает каждый новый твой жест. Пора на север..." (с)

2017-07-17 в 02:27 

tigrjonok
Arme, благодарю =) :red: Хотя, на мой взгляд, фраза эта вряд ли может считаться маркером =)
А идея Руперта-кесаря уже не раз, насколько я помню, обыгрывалась, хотя после последних томов она, конечно, обросла дополнительными вопросами и оттенками.
"Черное на белом, все становится жестким, все становится плоским, как жесть, все становится резким, превращаясь в беду, меня пугает каждый новый твой жест.
Признаться, меня такие мысли скорее после спойлеров посещали, а после Рассвета уже меньше =) Но Руперт действительно активно движется в том направлении, но для этого и не обязательно становится кесарем.

2017-07-17 в 02:54 

Arme
унция совы
tigrjonok, я исходила, в своих построениях, из идеи, что "я возьму сам" в отношении Руперта, оказавшегося в положении практически мятежника - не очень возможная позиция. Что тут именно высшая аристократия Дриксен должна прийти к мысли, что этот скомпрометировавший себя отношениями с врагом принц - удобная креатура, которая будет послушной, чтобы сохранить свое положение на троне. И ему придется пройти путь "от марионеточного монарха до тирана". Со всеми нюансами этого пути. "Рассвет" я не читала, мне как-то спойлеров хватило, чтобы лишний раз не мучиться без нужды :)

А фраза - которую, конечно, я "прочитала" сквозь свое видение Руперта, - она для меня хороша именно тем, что это фраза человека, который "расчищает свое личное пространство". Так "благородный юнец" отходит в прошлое и из него проклевывается Монарх. Который в т.ч. дает понять и окружающим, что "править буду я".

2017-07-17 в 03:27 

tigrjonok
Arme, мы всегда и все, я думаю, читаем через призму своего восприятия, либо мировосприятия, либо восприятия канона, если речь о фике =)
А сам концепт интересный, спасибо, что рассказали. И насчет "расчистки личного пространства" я согласна, кстати, это туда как раз закладывалось. Другой, правда, вопрос, что такая расчистка совсем не обязательно, кмк, приведет именно к тирану. А кроме того - с моей тз - в принципе может быть временной. Это уже не в рамках именно вашей концепции и даже не в рамках текста, а вообще =)

2017-07-17 в 06:16 

Arme
унция совы
tigrjonok, подобные расчистки - когда пространство для маневра "возводится в отдельную ценность", более высшую, чем те, "кому не можешь отказать" - это уже немного "процесс расчеловечивания", ИМХО. (В общем-то, и Людовик XIV со своим "государство это я", в целом, тоже поставил себя "больше монархом, чем человеком". Не помню, где мне это попадалось, каюсь, грешна, но где-то была заметка, что как-то уже в весьма пожилом возрасте мадам де Ментенон вздохнула - мол, государь, если бы вы были со мною больше человеком, чем королем! - он ответил, мол, мадам, между нами было немало таких моментов, намекая, видимо, на интим, на что маркиза вздохнула и ответила: "Вы и тогда были королем!")

2017-07-17 в 14:04 

grachonok
Оно очень, как бы это сказать... реалистично-трехмерное, даром что короткое:). Как надводная часть айсберга - но очень хорошо чувствуется, что этот айсберг там есть:).

2017-07-17 в 19:52 

tigrjonok
Arme, может быть =)
grachonok, спасибо! :red: Мне очень приятно :shy:

   

Талигойский турнир

главная