Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:01 

Ветер мой, ветер...

Джемини-1
Отставить нервы! Что там на дворе, опять торнадо? Плевать, пойдём сыграем в бадминтон. (с)
Название: "Ветер мой, ветер…"
Автор: Джемини-1
Бета: сам себе бета
Пейринг: Жермон Ариго / Ирэна Ариго, Юлиана Вейзель, Ротгер Вальдес.
Категория: дженогет, юмор, флафф
Жанр: AU
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Жермон Ариго очень не любит, когда посторонние лезут в его отношения с женой. А ещё он – Повелитель Ветров.
Предупреждения: AU: Луиза не приехала в Альт-Вельдер, супруги Ариго остались один на один с Юлианой. А вот Вальдес приехал за тётушкой раньше, чем ожидалось.
Примечания: Написано для феста «Лекарство от Рассвета» по заявке: «Повелитель Ветра Жермон Ариго, разозлившись на то, что тётушка Юлиана настырно лезет в их с Ирэной дела, смерчем зашвырнул её в Бирюзовые земли».
Отношение к критике: Принимаю критику в вежливой аргументированной форме.

- Ваш приезд удивляет, - объявила баронесса за обедом. – В военное время место генерала в армии. Курт был прекрасным мужем, но ему и в голову не приходило испрашивать отпуск, чтобы опекать меня. Даже в мою первую беременность, когда от Курта – он тогда носил капитанскую перевязь – зависело куда меньше, чем от вас теперь. (с) Рассвет-2

Вспышка досады обожгла, как случайно отлетевшая от костра искра. И погасла. Граф Ариго был слишком счастлив, чтобы обижаться. Даже если баронесса позволила себе лишнее. Вдова Вейзеля в её состоянии заслуживала всяческого снисхождения.
За окном лёгкий ветерок пробежал по макушкам деревьев, взъерошив их на мгновение, словно чьи-то непослушные волосы.

***


- Здесь очень красиво.
Серебристый от первого снега сад блестел начищенным серебром. Одетые в иней деревья казались скульптурами, и они были изумительно красивы, как и всё в этот ясный, морозный день. А Ирэна, слегка зарумянившаяся от ходьбы и холода, была краше всех на свете.
- Я приму ваш комплимент, когда вы увидите Альт-Вельдер летом, - графиня Ариго изящно поправила капюшон, скрывая мелькнувшую на губах довольную улыбку. Сад Альт-Вельдера был её гордостью, и остаться равнодушной к похвале её искусству Ирэна не могла. А одобрение супруга для неё значило особенно много.
- Я его вижу сейчас. - Жермон с нежностью взглянул на жену. В её присутствии он находил прекрасным и достойным восхищения абсолютно всё. Хотя ухоженный сад по справедливости заслуживал комплиментов и более взыскательного критика. Генералу же хотелось не искать недостатки, которых не было, а восхищаться всем подряд. И прежде всего той, что сумела превратить парки Альт-Вельдера и его жизнь в волшебную сказку.
- По-моему, Жермон, вы глядите на меня, - кротко заметила Ирэна. Лукавая нежность мерцала в её серебряных глазах. Захотелось притянуть её к себе и постоять в обнимку, наслаждаясь тем, что она – здесь и рядом.
Но, разумеется, им немедленно помешали.
- Какая дурость! – баронесса маршировала прямо через пожухлый газон, топоча и треща стеблями, как кабан в камышах. – Засадить всё одними цветами – вопиющая глупость! Ирэна, по весне здесь должны появиться несколько грядок с морковью и турнепсом, овощи очень полезны! И деревья эти нелепые лучше вырубить, а на их месте насадить фруктовый сад. Давно пора было это сделать, но в вашей семье ничего не смыслят в ведении хозяйства! Видеть больно, как столько хорошей земли тратится на пустяки!
- Может, ей ещё на клумбах картошку посадить вместо цветов?! - возмутился Ариго, разозлившийся не столько из-за несвоевременного появления Юлианы, сколько из-за кощунственных идей, высказанных в присутствии его жены. Пусть сам генерал к цветам относился равнодушно – для Ирэны её сад был не причудой, а единственным спасением от одиночества, её радостью и гордостью, и поэтому заслуживал самого бережного отношения. Не говоря уже о том, что Юлиану абсолютно не касалось, что растёт в Альт-Вельдере.
- Это будет хотя бы полезно, - отпарировала вдова. – В хозяйстве любая мелочь пригодится, не говоря уже о собственных овощах и фруктах! Молодой жене следует знать об этом или хотя бы слушать тех, кто знает. Вы напрасно поощряете такую бесхозяйственность вашей супруги, генерал.
- Я вообще-то женился на урождённой герцогине, а не на крестьянке, - холодно сообщил Жермон, заслоняя Ирэну от подошедшей к ним вплотную баронессы. Не хватало ещё, чтобы Юлиана вздумала бесцеремонно подхватить его жену под руку и утащить с собой, излагая свои дурацкие планы. – Для выращивания овощей есть земли за пределами замка, а в графском поместье турнепс неуместен. И сад здесь чудесный, грех его трогать.
Вдова Вейзеля с упрёком воззрилась на него, негодующе воздев палец к небу:
- Глупости. Вы просто потакаете капризам своей жены, генерал, ни к чему хорошему это не приведёт. Молодую жену необходимо воспитывать с первых дней семейной жизни. Когда я только вышла замуж, Курт… О-ох!..
Порыв сильного ветра ударил ей в лицо, залепив глаза снежной пылью. Юлиана попятилась, нелепо вскинув руки, пытаясь прочистить глаза. Куда там! Ветер, шипя разъярённой кошкой, пылил ей в лицо снегом, оттесняя от двух застывших в обнимку фигур, прочь из обруганного сада.
- Ну и погода! – прорвалась-таки неугомонная вдова. – Генерал Ариго, вам следует немедленно увести жену в замок, здесь слишком холодно… Ох! Ужасный ветер. Мне вредно стоять на таком ветру, поэтому я удаляюсь в замок. И вам обоим лучше сделать то же самое!
Выполнив свой долг, она развернулась и так резво, насколько позволяло её состояние, поспешила к замку. В тепло. Ветер гнался за ней, швыряя колкие снежинки за шиворот, заплетал под ноги траву, свистел обидно в ушах, заглушая все прочие звуки.
- Идиотство. – Жермон резко отвернулся от ретирующейся баронессы, еле сдерживая возмущение. – Ещё, может, ей в аббатстве святого Хорста конюшню устроить, а в Драконий источник пустить гусей и уток? Наплевать, что это свинство, зато пользы сколько! А красота – зачем она нужна? Только место зря занимает. Такой чудесный сад, а она – турнепс. Курица безмозглая.
Ветер согласно взвыл, взметнувшись к небу вихрем снежной пыли. И, убедившись, что баронесса испарилась, стих, словно его и не было.
- Странная погода. - Ирэна задумчиво взглянула на мужа. – Ветер поднялся словно специально, чтобы её прогнать. А нас даже не коснулся.
- Бывает. – Жермон повернулся к ней, сразу смягчившись, беспокойно поинтересовался. – Вы не замёрзли?
- Нет, вы же здесь, - графиня Ариго с доверием взглянула на него, взяв мужа за руку. Любовь и благодарность за поддержку, просьба к сдержанности и терпению. Жермон слегка кивнул, соглашаясь с женой. И её узкие прохладные ладошки утонули в его жёстких горячих ладонях.
- Я не позволю тебе озябнуть из-за какой-то болтливой надоеды, - пообещал Ариго, согревая пальцы жены собственным дыханием. – Никогда.

***


- В этом замке совершенно не умеют готовить, совершенно! – вещала Юлиана, размахивая ложкой над прекрасным супом-пюре и жарким из утки. – Опять пересушили птицу! Я сорок раз говорила, как надо готовить, моя умница Мелхен объясняла им сотню раз и оставила письменные инструкции, но этим дурням, здешним поварам, всё как об стену горох! Ирэна, ты должна отругать их как следует, или я сама это сделаю! Ведь это не жареная утка, это подошва какая-то!
- У нас в Торке говорят – ешь что дают, завтра и такого не будет, - негромко сообщил Жермон, не сводя потяжелевшего взгляда с критиканки. Генерал чтил священный обычай гостеприимства, но и гостю следует помнить о своих обязанностях и вести себя прилично. Вслух же критиковать угощение в присутствии хозяйки дома, восседая за чужим столом и – между прочим – за обе щёки уплетая разруганное жаркое, было некрасиво.
- Не говорите глупостей! – возмутилась Юлиана. – Никогда в Торке не произносили такой ерунды! Мне ли не знать, я вышла замуж за торского барона и прожила в Торке почти всю жизнь!
- А я там прослужил полжизни, - сухо отозвался Ариго. – Гарнизоны на перевалах не всегда получалось снабжать регулярно, и питание там далеко не столь… изобильное, как в бергерских имениях, поверьте.
- Значит, ваши командиры либо воры, либо дураки, либо всё вместе! – безапелляционно припечатала никогда не служившая в армии бравая вдова. – Чего ещё ждать от армии, где распоряжался этот трус и болван фок Варзов… Ох! Что это было?!
- Просто ветер, - ровным тоном произнесла Ирэна. Ударивший в стёкла шквал заслуживал более сильного эпитета, но графиню Ариго сейчас занимали не капризы погоды, а потемневшее от гнева лицо супруга. – Здесь это часто случается, мы уже привыкли. Отведайте телятины, баронесса, если утка вам не по душе. Жермон, вы говорили мне, что на время вашего отсутствия Валентин поступил под начало генерала Райнштайнера? Надеюсь, он сумеет присмотреть за моим братом так же хорошо, как и вы? Я немного волнуюсь…
- Не нужно, - успокоил Жермон, понявший, что жена меняет тему, чтобы избежать конфликта, и охотно подхватил. – Ойген прекрасный командир, Валентину будет с ним спокойно, как и всему моему авангарду. Я бы не доверил подчинённых человеку, на которого не могу положиться целиком и полностью. К тому же боевые действия ещё не начались, корпус на марше. Бояться пока нечего.
- Бояться – глупо! – влезла Юлиана, которой, собственно, бояться было уже не за кого. Разве что за племянника, хотя не похоже, чтобы вдова Вейзеля тревожилась о нём. Собственно, любящая тётушка вспоминала «Ротгера» только чтобы обругать. Жермон искренне сочувствовал вице-адмиралу, что не мешало ему отчаянно мечтать, чтобы Вальдес наконец явился и забрал свою настырную родственницу из Альт-Вельдера. Выносить её присутствие и неустанное вмешательство с каждым часом становилось всё сложнее.
Баронесса вещала, как всегда, не заботясь о том, интересно ли другим её слушать. Ирэна молча, с безупречным изяществом урождённой герцогини игнорируя бушующий рядом с ней словесный поток, продолжала трапезу. Аристократическое воспитание - великолепный щит, даже жаль, что за годы в Торке граф Ариго изрядно отвык вежливо слушать глупости. В армии всегда можно было треснуть кулаком по столу и рявкнуть, чтобы заткнуть надоеду. Да в Торке и не имели привычки ездить по ушам, Ульрих-Бертольд не в счёт.
Генерал с тоской поглядел в окно.
Ветер свистел, звеня сосульками на крыше, гоня по равнине искрящееся облако инея. До настоящих зимних метелей было ещё далеко, но и этот осенний буран был бы очень опасен в поле. Под его ударами звенели в рамах стёкла, и с деревьев срывало последние пожухлые листья. Ветер тоже не любил надоед.

***


- Граф Ариго, вы должны рассказать мне, как чувствует себя «Графиня», - объявила Юлиана, вваливаясь в комнату. Жермон нахмурился, не выпуская руки жены: они с Ирэной только-только уютно расположились у камина, собираясь скоротать вечерок в покое, и – пожалуйста! Опять!
- Какая графиня? – не понял Ариго, для которого графиня была только одна. Единственная в мире, чья рука сейчас так уютно и доверчиво лежала в его собственной руке.
- Разумеется, мортира по имени «Графиня»! – Юлиана плюхнулась в кресло и завозилась, устраиваясь поудобнее. Она явно собиралась остаться надолго. – Ваша забывчивость удивляет, генерал. Курт хвалил вас, но теперь я не понимаю, чем вы заслужили эту похвалу. Забыть о «Графине»…
- Жермон – генерал от инфантерии, - спокойно вмешалась Ирэна, чувствуя, что иначе её супруг просто рявкнет на незваную гостью. Не сказать, чтобы графиня Ариго не была бы этому рада, но кровь многих поколений безупречно воспитанных предков не позволяла ей грубо обходиться с гостьей. Даже незваной и обнаглевшей.
– Мой супруг не имеет никакого отношения к артиллерии и вряд ли знает о судьбе «Графини» больше, чем уже рассказал.
- Именно. Ничем не могу вам помочь, - с нажимом довершил Жермон эту дипломатичную мысль. Настырная баронесса успела надоесть ему хуже горькой редьки, а уж тратить драгоценное время отпуска на выслушивание бредней о треклятой мортире вместо того, чтобы общаться с женой, было просто кощунством!
- Неудивительно. Артиллерию необходимо чувствовать, не всем это дано. Даже маршалу Савиньяку, хотя он прекрасный военный, – намёки Юлиана понимала не лучше своей драгоценной мортиры. – Бросить пушки при отступлении было с его стороны непростительно! Надеюсь, что больше он таких оплошностей не допустит, особенно теперь, когда в его руках судьба мортиры, из которой Курт сделал свой гениальный выстрел. Ирэна, ты ведь знаешь, что такого прежде не делал никто? Это было невероятно, и мортиру необходимо сохранить, чтобы выполнить желание Курта. Между тем настоящих артиллеристов в Западной армии не осталось, Рёдер не внушает доверия, а маршал Савиньяк, к сожалению, ничего не понимает в артиллерии. Я немного беспокоюсь за «Графиню» и сегодня же напишу Савиньяку…
- Госпожа баронесса, - Ирэна, почувствовав нарастающее раздражение супруга, сочла нужным вмешаться. – Извините, но мне… нехорошо…
- За это не нужно извиняться! Тебе следует выйти на воздух, правда, с погодой нам сегодня не повезло. - Юлиана мельком глянула за окно, где ветер гнул к земле деревья, подвывая, как оголодавший кот.
- Ничего, и так сойдёт. - Жермон вскочил. – Ирэна, вам не стоит ходить самой, раз вам плохо. Разрешите...
- Жермон, вам не тяжело? – поинтересовалась подхваченная на руки графиня Ариго, обнимая мужа за шею. Ощущение было невероятным, а смущаться и извиняться за выходку супруга не хотелось вовсе. Даже несмотря на баронессу.
- Ещё чего, - улыбнулся генерал, легко и быстро неся супругу к выходу. Заботливо, специально для настырной вдовы, заявил. – Сейчас найдём вам свежий воздух, здесь его много, а потом уложим в постель и дадим отдохнуть до утра. Вам сразу станет лучше, я уверен.
- Не сомневаюсь, - согласилась Ирэна, сразу оценившая план. Под предлогом нездоровья запереться в своих покоях и наконец пообщаться с любимым мужем без посторонних – что может быть приятнее?
- Ты напрасно избегаешь движения! В твоём положении это может быть вредно! Курт никогда не носил меня на руках, даже в первый раз!.. – донеслось им в спину, но Жермон ловко пнул дверь пяткой, отрезая настырный голос. В советах, а точнее, беспардонном вмешательстве баронессы Вейзель в их личные дела они с Ирэной не нуждались. Если незваная гостья не поймёт это сама, придётся ей объяснить. И пожёстче.
- Не злись, дорогой, - примирительно шепнула Ирэна, погладив его по плечу. Звук её серебристого голоса, ласковое касание разом успокоили. Даже буянивший за окном ветер на мгновение притих. Чтобы через минуту, окрепнув, торжествующе взвыть.
Баронессу Вейзель необходимо окоротить. И следующая её наглая выходка в этом доме определённо станет последней.

***


- Господин генерал! – баронесса Вейзель стучала в крепкую дубовую дверь графской спальни. – Я совсем забыла спросить вас о моём племяннике! Он обязан был сказать, когда собирается приехать ко мне! А Ирэне не следует лежать весь вечер, это очень вредно! Намного больше пользы принесёт прогулка перед сном, я как раз собиралась рассказать графине Ариго о способах приготовления птицы, которые я узнала от моей дорогой Мел…
Дверь распахнулась, едва не врезав ей по лбу. На пороге стоял граф Ариго собственной персоной: босой, в одних штанах и полурасстёгнутой рубашке, взъерошенный и взбешённый донельзя.
- С ума сошли?! – прошипел он, хватая Юлиану за руку и оттаскивая прочь от заветной двери, которую не преминул закрыть аккуратно. – Днём от вас покоя нет, так вы ещё и ночью лезете?! Умрёте вы, что ли, если помолчите часок?! Ещё в спальню к нам вломитесь! В окно по стенке влезьте! Через трубу каминную! До вас не дошло ещё, как вы тут некстати?!
- Я должна… я хоте… - шокированно булькнула баронесса, увлекаемая прочь сильной рукой. Жермон дотащил её до окошка в конце коридора и отпустил, отступив на шаг:
- Должны вы здесь только одно – вести себя, как подобает гостье. Вас на конюшне воспитывали, что вы не знаете элементарных правил приличия?!
- Но Ирэна…
- Ни слова о моей жене, - рявкнул Ариго, бешено сверкнув глазами. Ветер, словно отзываясь, взвыл по-волчьи, ударив в окна так, что стёкла зазвенели. – Это моя забота – беречь её и защищать. Вас никто не назначал тут командовать. Хватит лезть в нашу личную жизнь, когда не просят.
- Я обязана помочь! – возмутилась баронесса. – Ваша супруга совершенно неопытна, она нуждается в моей поддержке и советах! Вы не знаете, и она не знает, как много может ей дать женщина с моим опытом! И если…
- Надоело.
Жермон произнёс это очень спокойно и властно: охватившее его слепящее бешенство не позволяло тратить время на слова. По коридору пронёсся сквозняк, прошелестев изящными портьерами. Качнулись картины в рамах, нежно зазвенела напольная ваза из тонкого фарфора. Завибрировал пол под ногами.
Юлиана отступила на шаг, открывая рот пошире, но сказать ничего не успела. Со звоном разлетелось стекло, ветер ворвался с улицы, сворачиваясь вихрем вокруг баронессы, поднял её на воздух.
- Видеть вас больше не желаю. Убирайтесь к своему племяннику, в Бирюзовые земли, к кошкам. Во имя Анэма и всех тварей его, чтоб духу вашего поганого здесь не было. Вон!
Затихающий испуганный вопль Юлианы утонул в свисте ветра. Серебристый смерч втянулся в окно вместе с баронессой и унёсся по направлению к морю. И тут же непогода за окном стихла, как не бывало. Над Альт-Вельдером мирно светила полная луна, и озеро в её жемчужном свете мерцало расплавленным серебром. Рябь от лёгкого ветерка на волнах заставляла воду искрить, как драгоценный кристалл.

***


- Где моя тётушка?! – обычно беззаботно-насмешливый Вальдес орал, как прищемленный дверью кот. – Куда вы её дели?!
- Зашвырнул в Бирюзовые земли, - съязвил Ариго, одарив вице-адмирала мрачным взглядом. – Скажите спасибо, что вообще по стенам не размазал. Вы не пробовали хотя бы намордник на неё надевать, прежде чем выпускать в приличное общество?
- Что вы с ней сделали?! – прошипел Вальдес. Пусть он не испытывал радости при мысли от общения с вздорной родственницей, а необходимость провести под одной крышей с Юлианой хоть три дня вызывала у него нервную дрожь – обижать его родственников не смеет никто!
В кончиках пальцев знакомо закололо, и ветер поднялся за его спиной, сплетаясь в девять женских фигур с чаячьими крыльями. Ротгер Вальдес не любил демонстрировать свою подлинную власть без особой нужды – но сегодня нужда появилась, и ещё какая!
Коварно улыбнувшись, он отдал мысленный приказ кэцхэн атаковать. Ничего опасного или членовредительского, разумеется. Но генералу, посмевшему выставить из дому Юлиану, полетать немного под потолком – и желательно головою вниз – только полезно…
Ответным ударом его едва не впечатало в стену. В никогда не испытанном прежде ужасе Вальдес воззвал к силе, на которую с юности привык полагаться, как на свою защиту – и почувствовал, что управление вырывают из его рук. Без усилия, без гнева. Так опытный рулевой даёт подзатыльник мальчишке-юнге, прогоняя его от штурвала, за который малец вздумал ухватиться…
- Брысь, - не оборачиваясь, приказал Ариго, и кэцхэн с жалобным писком метнулись прочь, как побитые щенки.
- Не сегодня. – Жермон смотрел только на Ротгера. Его тёмные глаза светились мрачной иронией. – Не в этот раз… вассал.
- Не может быть… - прошептал Вальдес, глядя, как вокруг генерала пляшут синие искры, а ветер, танцуя, ластится к нему, как игривый щенок.
- Сам не ожидал, - сухо отозвался Ариго, скрестив руки на груди. - Хотите мне ещё что-то сказать, вице-адмирал?
Эорий Ветра. И не просто эорий – слишком властно и мощно, шутя, он отбил атаку опытного мастера. И прогнал кэцхэн одним словом. И те послушались, немедленно умчавшись в страхе, лишь бы не навлечь на себя его гнев…
- Повелитель! – это было невозможно и обидно, зато сразу объясняло странную власть над ветрами и кэцхэн у этого простого и прямого как дубовый дрын торского вояки. – Повелитель Ветров!
- Очевидно, как говорит мой друг Ойген Райнштайнер. Нужны доказательства?
Вальдес убито опустил голову, отрицательно махнув рукой. Доказательства ему не требовались: сам будучи частью той же силы, он прекрасно чувствовал чудовищную мощь, исходящую от фигуры высокого генерала. Полукровки-южанина, такого же, как он сам – кажется, можно было догадаться и раньше! Но кто бы мог подумать?! Кто из плясавших каждый год у священного дерева на горе дерзнул бы представить, что верховная власть над кэцхэн и ветрами достанется сухопутному генералу, никогда не видевшему моря даже с берега?!
Последнее представлялось столь вопиющей несправедливостью, что у потрясённого Ротгера вырвалось с обидой:
- Но вы даже не моряк!
- Чем и горжусь. - Ариго холодно взглянул на него. – Ещё что-то?
- Где моя тётушка? – тоном ниже, но агрессивно повторил вице-адмирал. – Вы что, действительно зашвырнули её в Бирюзовые земли?!
- Нет, хотя стоило бы, - мстительно отозвался Жермон. – Она в Хексберг, точнее, на вашей знаменитой горе. Место силы, очень удобный маяк для переброски. Полагаю, сейчас ваша тётушка уже в безопасности. Если учесть, как резво она бегала по Альт-Вельдеру и совала нос куда не следует, спуститься с не такой уж высокой горы и найти дорогу к вашему дому ей несложно.
- Вы пустили Юлиану в мой дом?! – взвился Вальдес. – Там же Кальдмеер! И ещё тётушка пятый год грозится поменять занавески в моей спальне и выбросить мой любимый диван, а теперь она там одна и помешать ей некому! Вы представляете, во что она превратит мой дом?!
Жермон скривился:
- Вполне. В моём доме она пыталась делать то же самое. И мне это надоело. Сочувствую, но ваша тошнотворно деятельная тётушка – это ваши проблемы, Вальдес. Не мои и не моей супруги. Ясно?
- Мой соберано, между прочим, вообще Ракан, - надулся Ротгер, понимая, что генерал прав. Но от этого было ещё обиднее.
- Разумеется. Он придёт и накажет меня, когда вы ему пожалуетесь, - разозлился Ариго. – Хотите, я вас прямо сейчас зашвырну к нему? Или сразу в Бирюзовые земли – вы ведь, кажется, туда собирались?
- Нет, спасибо, - отказался вице-адмирал, отступая на шаг. В комнате предостерегающе зазвенели стёкла и невесть откуда взявшийся сквозняк хищно зазмеился по ковру, подбираясь к его сапогам. Вопиющая несдержанность, несвойственная обычно спокойному Жермону. Похоже, генерала успели изрядно достать.
Проверять, способен ли Ариго выполнить свою угрозу, не хотелось. Вальдес вообще не любил ссор по пустякам. И примирительно улыбнулся:
– Я уж как-нибудь сам доберусь до Бирюзовых земель. Традиционным способом. Здесь, понимаете ли, важен сам процесс, а не только результат. И Рокэ я на вас жаловаться не стану. А вот рассказать – расскажу.
Ариго хмуро кивнул. Он вовсе не был настроен рвать и метать, но во взгляде его читалось не слишком завуалированное пожелание гостю свалить куда подальше. Гостями Альт-Вельдера генерал был явно сыт по горло. И, положа руку на сердце, Вальдес его прекрасно понимал.
Самое умное сейчас – откланяться и убраться поскорее из этого замка к родимому морю - туда, где волны и ветра на его стороне, где никто не смеет оспаривать его первенство и крылатые горные ведьмы слушают его одного.
- В конце концов, это интересно, - заключил Ротгер, слегка гордясь собой: обнаружить актуального Повелителя Ветров удаётся не каждый день. – Мы с вами ещё встретимся, генерал.
- Только тётушку извольте оставить дома, - фыркнул Ариго. Он не хуже Вальдеса понимал, что вновь открытые способности нуждаются в исследовании. В том числе и со стороны остальных эориев.
- Оставлю, - вице-адмирал лукаво стрельнул глазами. – А вы точно не хотите перейти на флот? Море ничем не хуже ваших гор, на корабле вам и делать-то ничего не нужно будет, только магией помочь, а народ у нас хороший, душевный…
- А вы точно не хотите в Бирюзовые земли прямо сейчас? – вежливо осведомился Жермон. За окном зловеще просвистел по макушкам деревьев ветер.
Вальдес развёл руками. Он умел признавать своё поражение:
– Пойду спасать Кальдмеера и дом. Пока тётушка не оклеила его сверху донизу розовыми обоями в цветочек. Дом, а не Кальдмеера. До встречи, генерал, спасибо вам за гостеприимство, извините за тётушку. Передайте мои наилучшие пожелания вашей супруге.

***


- Ты не боишься?
- Нет, с чего бы? – удивилась Ирэна, приподнимая голову с плеча мужа. Жермон неуверенно взглянул на неё:
- Всё-таки это… не совсем обычно.
Графиня Ариго чуть улыбнулась:
- У нас с тобой всё не совсем обычно, дорогой. Можно сказать, это уже наш семейный стиль.
- Это точно, - усмехнулся Жермон, покрепче обнимая жену.
Они стояли, обнявшись, на самой высокой из башен Альт-Вельдера, созерцая раскинувшуюся перед ними панораму. Небо розовело от заката, в озере отражались облака. А по полю гуляли серебристые поющие смерчи, рассекая прозрачный вечерний воздух, сшивая небо и землю, отрезая замок от мира и от всех, кто желал причинить его обитателям зло.
- Красиво. – Ирэна, не отрываясь, смотрела вдаль, доверчиво прижимаясь к мужу. Он стоял спокойно, заботливо обнимая её, от него так и веяло силой и непоколебимой надёжностью, а бояться чего бы то ни было рядом с Жермоном было даже не глупо – бессмысленно.
Небывалые смерчи, создания её дорогого супруга, бродили, подпирая горизонт, словно несли дозор. Ни один из них даже близко не подошёл к Альт-Вельдеру.
- Красиво, - согласился Жермон. – А главное, безопасно. Мне не нравится, что без меня к тебе в гости заявляются наглые особы и портят тебе настроение. Да и война, опять же… Смерчи не пропустят в Альт-Вельдер посторонних и не позволят никому причинить тебе вред.
Ирэна встревоженно обернулась к нему:
- А как же ты? Это, должно быть, невероятно тяжело, а тебе через два дня уезжать. Ты ведь не сможешь поддерживать смерчи на таком расстоянии!
- Мне и не нужно, я попрошу их появляться только в случае угрозы. Я уже почти понял, как это сделать. – Жермон ободряюще улыбнулся. – За меня не волнуйся, главное, чтобы ты и наш малыш были в безопасности.
- Если ты считаешь нужным, чтобы я пожила здесь одна под охраной твоих смерчей, я согласна, - графиня Ариго устало опустила глаза, чуть смущённо признавшись. – Я отвыкла от людей за эти годы. Признаться, занимать гостей… утомительно.
- Особенно таких, хуже чумы, - досказал Жермон, на мгновение нахмурившись. – Но ты вовсе не будешь одна. Смерчи – не тюрьма, а защита. В Альт-Вельдере смогут бывать и гости, и гонцы. Главное, чтобы ты сама хотела их видеть и была им рада.
Усмехнувшись, он заговорил полушутливо, с любовью глядя на жену:
- В конце концов, во всех сказках прекрасная принцесса обитает в зачарованном замке, который стережёт злой дракон или кто-то в этом роде. Дракона я тебе, конечно, наколдовать не могу…
Ирэна улыбнулась, подхватывая шутку:
- Не беда, ведь я не принцесса, а графиня. И я этому рада.
- Конечно, ведь ты красивей всех принцесс на свете. – Жермон притянул к себе супругу, с восхищённой нежностью глядя ей в глаза.
- Ты ведь их не видел, этих принцесс. Откуда ты знаешь? – поддела Ирэна, охотно обнимая мужа в ответ. Генерал только улыбнулся:
- Я знаю.
Лёгкий ветерок, ласкаясь, коснулся их лиц – и упорхнул, чтобы не мешать. Там, далеко внизу, под стенами башни, озеро серебрилось, мерцая в солнечных лучах, ясное и спокойное, как любящий взгляд.
По равнине вокруг Альт-Вельдера гуляли, танцуя, серебристые смерчи, охраняя их покой. До отъезда оставалось ещё целых два дня, и это время теперь принадлежало им одним.

Комментарии
2017-07-14 в 22:20 

megaenjoy
Прелесть просто! :red::red::red:

А вот это: – Пойду спасать Кальдмеера и дом. Пока тётушка не оклеила его сверху донизу розовыми обоями в цветочек. Дом, а не Кальдмеера. До встречи, генерал, спасибо вам за гостеприимство, извините за тётушку. Передайте мои наилучшие пожелания вашей супруге.
Ааааааа! Автор, вы прекрасны! :heart::heart:

2017-07-15 в 08:20 

Джемини-1
Отставить нервы! Что там на дворе, опять торнадо? Плевать, пойдём сыграем в бадминтон. (с)
megaenjoy, спасибо :) очень рад, что вам понравилось :)

2017-07-15 в 10:49 

megaenjoy
Джемини-1, Жермон у вас так тепло получается... Я его еще с фикатона запомнила. Это ваш любимый герой?

2017-07-15 в 12:34 

Как приятно читать, что хоть кто-то не стал терпеть бесцеремонность Юлианы. Жаль только, ее это ничему не научит.
Спасибо, автор :white:

URL
2017-07-15 в 13:27 

Джемини-1
Отставить нервы! Что там на дворе, опять торнадо? Плевать, пойдём сыграем в бадминтон. (с)
megaenjoy, угадали )) Жермон мой самый любимый герой ОЭ уже *скребёт в затылке* лет пять, наверное )) он и правда удивительно тёплый человек, и я очень рад, если мне удаётся это передать ))

Гость, оно напрашивалось )) Юлиану учить бесполезно, её можно только удалить, чтобы не мешала людям. Спасибо за отзыв :)

   

Талигойский турнир

главная