11:27 

текст "Талисман"

Джемини-1
...и русские солдаты с криками "ИОП ТВА ИМАТ", что означает "УМРЁМ ЗА ЦАРЯ", идут в атаку (с)
Название: "Талисман"
Автор: Джемини-1
Бета: -
Пейринг: Рамон Альмейда / кинжал Жермона Ариго, Жермон Ариго, Вольфганг фок Варзов, Ротгер Вальдес, Катершванцы в количестве.
Категория: джен, юмор, стеб
Жанр: AU
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Рамону Альмейде нужен талисман для грядущей морской кампании.
Предупреждения: постканон, расстановка сил аналогична ЗИ, намёки на слэш, фетишизм, стеб и глумление над персонажами
Примечания: Свободное участие. По заявке, которую я не успел подать: Альмейда – маньяк-фетишист, коллекционирует кинжалы и ни за что не упустит приличный экземпляр. Неожиданно в его поле зрения попадает обладатель прекрасного кинжала – Жермон Ариго. Попытки выменять, украсть и иным образом выцыганить драгоценность у генерала для коллекции. Юмор!
Отношение к критике: Принимаю критику в вежливой аргументированной форме.

Альмиранте любил оружие.
Корабельные пушки, способные превратить в решето хороший, крепкий корабль, пустить его на дно – лежать и гнить среди водорослей и любопытных рыб. Пистолеты, приятно увесистые, изрыгающие миниатюрную огненную смерть. Абордажные сабли, тесаки, бергерские палаши. Даже придворная шпага не лишена своеобразного смертоносного очарования.
Но лучше всего были кинжалы. Убийственно изящные, они завораживали красотой и практичностью. Достаточно маленькие, чтобы всегда держать их при себе, и достаточно большие, чтобы убить. Удобные, ухватистые, пригодные для метания и ближнего боя, рассекающие спелый плод и чужую плоть, кинжалы были квинтэссенцией всего, что только создано человечеством для убийства ближних.
Артиллерия? Богом войны для Альмейды был только кинжал. Альмиранте не мыслил битвы без своего любимого оружия, но для каждой кампании и талисман требовался новый. Что может быть лучше, чем освятить новое приобретение для своей коллекции в крови врага?
К тому же нехорошая привычка Рамона бросаться кинжалами в стены делала такие замены прямой необходимостью.

***


От очередного военного совета в Хексберг альмиранте не ждал ничего особенного. Разве что приятно будет повидаться с Вольфгангом фок Варзов – сухопутных вояк тоже пригласили, согласовывать будущие совместные действия. За размещение гостей отвечал, кажется, Вальдес, и Рамон уже знал, что лично намылит вице-адмиралу шею, если помещение маршала будет хоть чуть менее почетным, чем положено.
О прошедшей изломной кампании можно было при желании сказать много всякого, но Альмейда не любил таких разговоров в своем присутствии. И тем более не позволял обижать Вольфганга.

- Благодарю, хорошо.
Дежурный ответ на стандартный вопрос «как дела?» в этот раз сопровождался неподдельно теплой улыбкой. Вольфганг в ответ приветливо кивнул, улыбнувшись одними глазами. Маршал Запада постарел за последний год и заметно сдал, но приехать в Хексберг все же смог, и видеть его было отрадно.
Офицеры толпились в гостиной, разбившись на кучки, и оживленно болтали. Совет завершился, и теперь военные спешили ухватить кусочек мирного вечера, отдохнуть от войны, расслабиться. Просто пообщаться, наконец.
Альмейда приглашающе кивнул на кресла у камина:
- Может быть, присядем?
- Пожалуй. - Вольфганг тяжело опустился в кресло, с наслаждением вытягивая ноги. Старику трудновато уже давались такие поездки, а ведь он наверняка прибыл не один…
- Ваши бергеры, надеюсь, без вас не перепьются? – Альмейда хмыкнул. Горцы были нужными союзниками, и не пригласить их на совет означало нанести смертельное оскорбление. Но и терпеть рядом шумных и драчливых северян было слабым удовольствием.
- Не беспокойтесь, - фок Варзов усмехнулся. – Они под присмотром.
Вслед за маршалом Альмейда взглянул на горцев, табунившихся у окошка. На самом деле бергеров было всего пятеро, но впечатляющие габариты, громкие голоса и манера размахивать при разговоре ручищами создавали впечатление, что в гостиной по меньшей мере рота.
- Ого, - альмиранте поднял бровь. Вольфганг, откровенно за ним наблюдавший, хмыкнул:
- Не удивляйтесь. Он всегда такой.
Генерал Ариго был не из тех, кого заметишь в толпе. Ничем примечательным, кроме разве что профиля, будущий маршал Запада не обладал. Но в компании могучих, как медведи, белокурых великанов южанин выделялся, как головешка на снегу. А уж подчеркнуто предпочесть общество горцев и весело болтать с ними на бергерском, по мнению Альмейды, мог только извращенец.
…только полный придурок мог отказаться от маршальства в пользу своего старого командира. И торчать на Агмарене, охраняя перевалы в компании горцев, вместо того, чтобы рваться если не в столицу, то в возвращенный майорат. Но за Ариго, по слухам, водились и не такие странности. Взять хоть тех же бергеров. Разбираться с горцами лучше бы горцу, а не южанину, но местным виднее…
- Жермону это в радость, а Катершванцы при нем будут смирными, как овечки, благо Ульрих-Бертольд не приехал, - маршал без труда читал мысли, крупным шрифтом написанные на лбу адмирала. Альмейда недоверчиво хмыкнул: мол, бывают же на свете чудаки…
И все-таки славно, когда у тебя есть такой надежный подчиненный.
Тоже своего рода оружие.

Сравнение показалось адмиралу удачным. Ариго выглядел прожженным воякой, коим и являлся. Даже на дружеский прием он экипировался как на бой: за поясом торчат пистолеты, а перевязь оттягивает тяжелая боевая шпага. Да и с горцами он, судя по темпу разговора и характерным жестам, не урготские мистерии обсуждает…
- Дипломатия – это святое, но, кажется, мы уже перегибаем палку, - манерно, насмешливо и вроде бы негромко обронил незнакомый капитан, столичный, судя по подчеркнуто придворным манерам, изящно взбивая пышный кружевной воротник. – Пустить в гостиную немытых дикарей, фи…
Он замер. Все замерли, потому что в гостиной свистнуло. И кинжал – великолепный кинжал с серым раухтопазом в рукояти – пригвоздил воротник болтуна к стене.
- Они мылись, - сухо заметил Ариго, подходя за своей собственностью. Выдернул кинжал, не глядя, вбросил в ножны, одарив позеленевшую мишень взглядом, далеким от восхищения. – В отличие от вас – не в духах.
Горцы одобрительно заржали.

Альмейда опустил глаза, чувствуя, что у него зудят кончики пальцев, включая отсутствующий. Перед глазами стоял высверк стали и серый огонь, затаившийся в крупном камне. В ушах звучал свист рассекаемого воздуха и оскорбленное гудение: кинжал жаждал поразить живую плоть, а не бесполезную пену надушенных кружев, но не мог ослушаться хозяина.
Идеальный баланс. И меткость.
Какое великолепное оружие…

- Господин генерал.
- Господин адмирал, - как следует отруганный Вольфгангом за самоуправство Ариго, весело обсуждавший с горцами инцидент, приветливо кивнул.
- У вас суровые методы дипломатии.
- Сожалею, - судя по взгляду, Жермон ничуть не сожалел. – Но этот грубиян, по счастью, не мой подчиненный, а наказать его было нужно.
И одобрительно ухмыляющиеся горцы занялись бы этим сами, не вмешайся генерал. Кинжал надежнее кулака хотя бы потому, что им челюсть не сломаешь. Если не захочешь.
Впрочем, подобные методы адмирал скорее одобрял. Как и три четверти присутствующих в гостиной.
- Разрешите взглянуть на ваш кинжал? – напрямик спросил Альмейда, не любивший тратить время на дипломатические увертки. Вдобавок компания горцев его нервировала: адмиралу было крайне непривычно находиться в обществе людей одного с ним роста и сложения.
- Пожалуйста. - Ариго учтиво отстегнул кинжал и передал адмиралу.
Марикьяре едва не застонал от наслаждения, ощутив в ладонях вожделенный кинжал. Лаконичный, надежный и красивый своей простотой.
Не сдержавшись, Альмейда провел кончиками пальцев по лезвию, жалея, что нельзя пробежаться, скажем, языком. Сталь и серый искристый камень – словно свинцовые волны Устричного моря и хрусткий лед у побережья Дриксен. Как несправедливо, что кинжал, идеально соответствующий грядущей морской кампании, принадлежит сухопутному генералу!
Вырваться из грез и захлестнувших волн желания было непросто, но Альмейда справился. Даже голос остался небрежно-вежливым, как и положено в светской болтовне о пустяках.
– Прекрасный кинжал. За такой не жаль отдать хорошую шпагу.
- Сожалею, но это подарок друга, - генерал понял намек и, похоже, не сильно жаждал расставаться со своим сокровищем. Альмейда нехотя вернул собственность владельцу:
- Что ж, примите мои поздравления, редкостная сталь. Говорю вам как знаток.
- Благодарю.

Кинжал сверкал и манил. Серая искра на простом кожаном поясе притягивала взор, словно маяк – в холодную и бурную ночь, когда требуется все искусство флотоводца, чтобы привести свой корабль к гавани.
- Оставьте, - негромко, участливо обронил Хейл, словно невзначай останавливаясь рядом. – Ариго не станет больше делать ничего подобного. Согласитесь, его просто вывели из себя, он не сдержался. Любой бы на его месте…
Альмейда кивнул. Он не отказался бы, чтобы генерал повторил свою выходку еще раз десять. Лишь бы полюбоваться, как сверкает в полете серый камень.
Жермона столь навязчивый интерес определенно нервировал. Генерал бросил на Первого Адмирала пару взглядов – вопросительных и хмурых, раз от раза тяжелеющих. Похоже, бывший гвардеец Его Величества был весьма не прочь счесть столь упорные знаки внимания оскорблением – со всеми вытекающими. Но горцы тоже заметили слишком пристальные взгляды марикъяре. Один из здоровяков, наклонившись, что-то тихо спросил у генерала, угрожающе косясь в сторону Альмейды.
Ариго покачал головой, немедленно сделав вид, что все в порядке. И, успокоив гигантов парой слов, незаметно сместился так, чтобы прикрываться от настырного адмирала здоровенным горцем.
Альмиранте чуть улыбнулся, он был не против. С такого ракурса вожделенный кинжал – пусть и в зеркале – было видно даже лучше.

***


Вальдес лыбился. Вообще-то, это было его естественным состоянием: на памяти Альмейды его неугомонный подчиненный был серьезным раза два, и то недолго. Но сейчас вице-адмирал так и сиял, прохаживаясь по гостиной с видом невинной овечки, и то и дело посылал начальству лукавые улыбочки.
Выяснить, какую очередную каверзу задумало его персональное несчастье, надо было срочно, и Альмейда нехотя махнул рукой, подзывая вице-адмирала.
- Ну? – сурово вопросил Рамон, надвигаясь на Вальдеса. Тот, грамотно зажатый в углу, убедился, что удрать не получится, и пожал плечами, ухмыльнувшись:
- Альмиранте, вам сказочно повезло, что здесь нет Райнштайнера.
- Допустим. - Альмейда и сам думал, что со стороны Ноймаринена было редкой любезностью вызвать зануду-бергера к себе на время совета в Хексберг, загрузив очередным особым поручением. Только Райнштайнера в здешнем зоопарке и не хватало. – Но ты-то какого Леворукого скалишься? Признавайся, чего натворил?
- Радуюсь за вас, - шелковым голосом сообщил Ротгер, так и лучась. – Вы без помех можете получить, что хотите… если, конечно, горцев не боитесь.
- Ты о чем? – альмиранте нахмурился, начиная подозревать, что каверзная мысль его вице-адмирала забрела куда дальше обычного. Вальдес хмыкнул:
- Да не жмись ты. Ариго – не девица, без расшаркиваний обойдется. Отзови его под каким-нибудь предлогом за угол, а там… - полукровка сделал выразительный жест рукой.
- Нет, ты что. - Рамон даже попятился. Пусть он хотел, мечтал, жаждал заполучить генеральский кинжал - адмиралу и в голову не пришло бы отбирать драгоценность силой, да еще с применением «мер физического воздействия». И добро бы у «гуся», так у своего же товарища, пусть и сухопутчика. Это было бы низостью.
- А чего такого? – Бешеный сделал наивные глаза, мерзко улыбаясь. – В Торке доступных девиц днем с огнем не сыщешь, а ты – мужчина видный, представительный, как говорит моя тетушка. Думаешь, он тебе откажет?
Альмейда понял. И с грохочущим рыком влепил кулаком по… стене, потому что пакостный вице-адмирал непостижимым образом успел поднырнуть ему под локоть и выскользнуть на просторы гостиной. Где гоняться за ним, да еще при гостях, было так же бессмысленно, как ловить стрижа в небе.
Сплюнув, Рамон развернулся к офицерам, изо всех сил пытаясь натянуть на лицо улыбку. Чей-то молоденький адъютант при виде перекошенной зверской рожи ойкнул, едва не выронив бокал.
Ариго, недоуменно глянув на адмирала, воспитанно вернулся к беседе с бергерами. Словно ничего не происходит.

- Господин генерал, - Альмейда говорил сквозь зубы, подбирая слова. – У меня есть к вам предложение.
- Я вас слушаю, - Ариго смотрел настороженно. – Что вам угодно?
Тяжелый взгляд Альмейды вгонял в дрожь почти всех его подчиненных, и, памятуя об этом, адмирал старался в лицо Жермону не смотреть. Что было не лучшим выходом: взгляд, как нарочно, цеплялся за серую искру, что дразнила с генеральского пояса, так и просясь в руки.
Альмиранте покрепче сжал кулаки и зубы: искушение схватить желанное прямо сейчас становилось нестерпимым.
Жермон несколько секунд вглядывался в лицо марикъяре, каменея скулами, а затем отчеканил негромко и холодно:
- Ясно. Господин адмирал, даю слово, что этот разговор останется между нами. Но мой ответ – нет.
- Вы даже не дослушали. - Рамон сделал шаг к собеседнику. Заготовленная речь о том, что за кинжал он охотно отдаст пару трофейных пушек, ящик кэналлийского и недельный запас провианта для солдат, была способна тронуть сердце любого генерала. По крайней мере, попытаться точно стоило.
Ариго криво усмехнулся:
- А надо было? Вы же на меня весь вечер пялитесь.
Рявкнуть на тему озабоченных вояк, у которых после фронтира только одно на уме, Рамон не успел: две тяжелые ладони – отчего-то обе правые - легли на его плечи.
- Друг мой, - с угрожающей решимостью осведомился Катершванц. – Он к тебе приставать?
- Нет, Герхард. - Жермон покачал головой, отвечая по-бергерски. – Все в порядке.
- Он глазеть ты весь вечер. - Герхард, очевидно желая быть понятым адмиралом, упорно говорил на ломаном талиг, жестко щуря голубые глаза. Остальные Катершванцы грозно сопели за его спиной.
Вздохнув, Жермон обошел Альмейду, выходя к друзьям, успокаивающе поднял ладони:
- Парни, спокойно. Мы просто разговаривали.
Альмейда хмуро подумал, что вот Вольфганга эти северные бараны другом прилюдно не называли. И не факт, что кинулись бы спасать из страстных объятий марикъяре. Похоже, что с выбором будущего командора Горной Марки в кои веки угадали обе стороны.
- Южане все развратники, - на сей раз по-бергерски сообщил Герхард, пока горцы, бросая на адмирала подозрительные взгляды, брали генерала в кольцо и конвоировали на прежнее место. Ариго фыркнул, и не думая обижаться на такое определение:
- А я как же?
- А ты – наш друг, - с непоколебимой уверенностью объявил Катершванц.

Оставленный в одиночестве Альмейда проводил живописную группу тоскливым взглядом, сдерживая стон. И эти туда же. Не хватало только прослыть растлителем военных на всю Торку и Хербстланд к тому же!
И кинжала ему не видать как своих ушей. Попробуй подойди теперь к генералу, когда у него такая охрана!
Райнштайнер не приехал, но сумел устроить так, что и в его отсутствие его драгоценного Ариго никто пальцем не мог тронуть. Альмиранте не удивился бы, узнав, что идея дать в сопровождающие генералу не бергерских старейшин, а этих мордоворотов принадлежала именно Райнштайнеру.
Вальдес, спрятавшись за портьерой, мерзко ржал в кулак.

***


С тихим стоном Альмейда прислонился лбом к холодному стеклу, с тоской ловя взглядом серую искру – вдруг сжалится, еще разок сверкнет с генеральского пояса.
Ариго со своими горцами отбывал на ночевку в гостиницу. Это было весьма любезно с его стороны и удобно для всех, кроме адмирала, лишенного шанса еще раз попытаться выпросить драгоценный кинжал. Хотя бы подержать.
- В «Ведьмином котле» должна была остаться пара свободных номеров, - Вальдес, улыбаясь, покаянно развел руками. – Сожалею, генерал, но если я приглашу в гости еще шестерых, мой дом треснет пополам.
- Ничего страшного. - Жермон спокойно пожал ему руку на прощание, и не думая обижаться. – Переночуем в «Ведьмином котле». Эта гостиница ведь на северной окраине? Превосходно, нам завтра рано уезжать. Благодарим вас за гостеприимство, господин Вальдес.
Альмиранте хмуро кивнул, про себя усмехнувшись. Ариго – чокнутый, если всерьез предпочитает общество горцев, и вдвойне безумец, если надеется с такими взглядами сделать карьеру. Так и будет всю жизнь перевалы охранять, вместе со своими любимыми бергерами.
Хотя, кажется, Ариго такой перспективой не слишком расстроен.
А название гостиницы следует запомнить…

Альмейда сел на постели. До подъема оставалось добрых шесть часов, но уснуть было категорически невозможно. Даже настырный лунный луч, щекочущий нос, напоминал адмиралу о сером высверке на рукояти кинжала. Которым его владелец брал медведей, как выяснилось. Славная примета…
Моряки суеверны. Марикьяре свято чтят традиции. Альмейда никогда не отказывал себе в исполнении личных обрядов и правил. Одно из которых, между прочим, гласило: не начинать войну без нового кинжала.
К сожалению, кинжал – тот единственный, которым так сладостно было бы обозначить путь кораблей на морских картах, взмахнуть угрожающе перед атакой или вогнать со злости в стену – пребывал в паре хорн от адмирала. А с рассветом – хорошо, ближе к обеду, когда господа офицеры проспятся после попойки – и вовсе сгинет в торских скалах…
Рамон тихо взвыл, резво одеваясь. Он не мог думать о предстоящей кампании в таких условиях. И твердо намеревался разжиться талисманом.

***


- Нет, - решительно заявил Ариго.
…Хозяин "Ведьминого котла" усиленно кланялся, всем своим видом выражая сожаление, но сути дела это не меняло: в гостинице оставалась всего одна свободная комната. Не считая мест в общем зале, разумеется.
Идея повыкидывать из окон лишних постояльцев и поспать по-человечески, озвученная Герхардом, была соблазнительна, но на сегодня драк и ссор уже было достаточно.
– Берем эту комнату.
- На шестерых? – усомнился Эрхард. Жермон пожал плечами:
- Кровати выносим в коридор. На пол стелем матрасы. Поместимся. Тем более это на одну ночь всего.
На лицах бергеров ясно читалось, что здесь, в приморье, одни варвары, не имеющие понятия о гостеприимстве; вот в Бергмарк хозяева в лепешку расшибутся, но гостей устроят как следует… Но спорить горцы дисциплинированно не стали, повыкидывав кровати в коридор и конфисковав из общей комнаты десяток матрасов. Хозяин гостиницы, оценив хмурые взгляды и пудовые кулаки постояльцев, возражать благоразумно не стал.

- Нам здесь не рады.
- С чего ты взял? – сквозь зевок поинтересовался Жермон, которому спать хотелось куда больше, чем разговаривать. К сожалению, Герхарда снова умудрился кто-то озадачить. Бергер явственно обдумывал и обсасывал мысль – так, что слышно было за три шага – а теперь, чего-то надумав, жаждал поделиться с товарищем.
- Для нас не приготовили номеров заранее.
- Мы же собрались сюда в последний момент. И приехали неожиданно. - Жермон пожал плечами, философски растягиваясь на своем матрасе. Разговор на бергерском приятно напомнил о любимой Торке, но сейчас генерал предпочел бы спать и видеть во сне возлюбленные скалы, а не трепаться.
За какими кошками их вообще сдернули в Хексберг, генерал не понимал: все, что касалось торских пограничников в грядущей войне, они вполне могли бы узнать от маршала. А не тащиться невесть куда перед самой войной.
За какие грехи вице-адмиралу Вальдесу пришлось не только устраивать прием в собственном доме вместо Адмиралтейства, но и лично отвечать за размещение наехавших со всех концов Талига гостей, Жермон не представлял. По скромному мнению генерала, неугомонный вице-адмирал должен был для этого как минимум поцарапать любимый флагман Альмейды и притащить в Хексберг охапку дриксов во главе с Кальдмеером. Хотя, как показали сегодняшние события, бесить Первого Адмирала Вальдес прекрасно мог и без подобных титанических усилий.
- Вальдес не мог знать, что мы приедем. Но он знал, что мы его гости. Нас не пригласили остаться, - с упреком объявил Катершванц.
- Здесь не Торка, - напомнил генерал, тоже знавший о горском обычае, обязывающем оставить ночевать любого путника, забредшего на огонек. Горы коварны, а в темноте по горным тропам пройдет не всякий местный. Потому позором для дома считается выпроваживать гостей – или позволить им уехать на ночь глядя. – И вообще, ты видел, сколько народу понаехало? На всех места не хватит.
- Остальные спят в доме, - упрямо повторил Герхард. Ариго фыркнул:
- Ха, спят… Ты серьезно надеешься выспаться в доме Вальдеса?
- А чего так? – заинтересовался бергер. Ариго, в упомянутом доме бывавший всего дважды и днем, раскрывать свой небольшой опыт не стал во избежание обид, и авторитетно разъяснил:
- У Вальдеса в гостях или пьешь как лошадь и ржешь как конь, или снится всякая дрянь. И ведьмы голые мерещатся.
- Тьфу, пакость. - Катершванц поспешно сложил пальцы в охранный знак, отгоняющий нечисть. Жермон под шумок уткнулся носом в подушку, надеясь поспать. Не тут-то было.
- Тебя здесь тоже не уважают, - поразмыслив, сурово объявил Герхард.
Ариго тоскливо подумал, что зря отказался брать в делегацию Ульриха-Бертольда. Ужас Виндблуме хоть и невыносим при свете дня, зато свято блюдет добрый обычай предков: ночью люди спят, а не болтают.
- Это еще почему?
- Большие начальники ночуют в доме. Только ты один спишь в гостинице.
- Во-первых, не один, - справедливо заметил Жермон, приподнимаясь на локте и выразительно кивая вокруг. От храпа товарищей тряслись стены, и генерал очень хотел бы присоединиться к общему хору. – И вообще, не будь привередой. Здесь, конечно, не дворец, но случались у нас ночлеги и похуже.
Герхард оценил аргумент или, может быть, вспомнил о том, что в Талиге бергеров не жалуют, а в Торке великим позором считается бросать товарищей. По крайней мере, Катершванц заткнулся. Чтобы через пять минут потрясти друга за плечо:
- Жермон, по стене кто-то ползет.
- Разрубленный Змей, - уснувший было генерал со стоном отвернулся к стене, натягивая одеяло на голову. И оттуда раздраженно посоветовал. – Дай ему в глаз. И спи уже, завтра поговорим.
- Хорошо, - пожал могучими плечами Герхард, исполняя просимое.
От грохота падения, кажется, вздрогнула вся гостиница. Ариго подскочил на матрасе:
- Какого ызарга?!
- Дал ему в глаз, - невозмутимо сообщил Катершванц, закрывая окно и возвращаясь на место. – Как ты и просил.
Жермон со стоном повалился на постель. Простодушная бергерская прямолинейность была очаровательна – хоть стой, хоть падай. И ведь действительно, сам просил…
В кустах трещало, но, похоже, неизвестный отложил знакомство с торскими вояками до лучших времен. Разбирать эту дурацкую историю среди ночи не было ни сил, ни желания. Ариго закрыл глаза и внезапно решил, что вообще-то ему тоже плевать. А здешние странности не стоят того, чтобы командующий горными гарнизонами среди ночи бегал со шпагой по кустам, ловя местных домушников. Вряд ли воришка, получивший по морде от Герхарда, рискнет вернуться. Значит, и думать об этом незачем.
Имеет он, в конце концов, право выспаться?
Минуту спустя стены мирно сотрясались от храпа шестерых усталых вояк. И луна озаряла сломанные кусты и дыру в заборе.
Покушений в эту ночь и впрямь больше не было.

***


- Вольфганг, простите, что тревожу вас так рано. Мне нужно с вами поговорить… по очень важному делу.
- Извольте, - старый маршал удивленно воззрился на мрачного помятого Альмейду, щеголявшего роскошным фонарем под глазом. Кто мог так отделать адмирала, загадкой не было: кулак Катершванца распознаешь всегда. – Опять мои обормоты отличились?
- Нет, - жаловаться на справедливое, в общем-то, возмездие Рамон не собирался. Тем более в таких обстоятельствах. – Мне нужна ваша помощь, Вольфганг. Или я сойду с ума!..
Маршал Запада, надо отдать ему должное, выслушал признание спокойно. И только убедившись, что трагический рассказ окончен, заржал.
- Вам смешно! – взвился уязвленный марикъяре. – А я спать не могу! И думать! И воевать! И вообще…
- Спокойно, - фок Варзов, смеясь, похлопал адмирала по руке. – Что-нибудь придумаем. Отправьте кого-нибудь пошустрее за Жермоном.

- Мой маршал. Господин адмирал.
Ариго по-военному коротко поклонился. В этот ранний час генерал был чисто выбрит, свеж как померанец и сдернутым с постели не выглядел. Похоже, поднялся чуть ли не с рассветом. Это после попойки-то. Точно извращенец.
- Садись. - Вольфганг приглашающе хлопнул ладонью по стулу. – Тут такое дело… От которого, возможно, зависит успех морской кампании. Тебе твой кинжал как, очень дорог?
- Это Людвиг подарил, - генерал воззрился на них с изумлением, за которое его сложно было винить. Рамон так же смотрел бы на идиота, попросившего уступить ему, например, адмиральские подштанники. Кинжал – оружие личное, с ним срастаешься, переставая замечать и воспринимая как часть гардероба… часть себя.
- Господин адмирал очень просит одолжить ему твой кинжал. На время кампании. - Вольфганг примирительно улыбнулся. – А потом вернет.
- Какого Леворукого? – теперь-то Ариго точно обалдел. – Простите, мой маршал. Я вас правильно понял, господин Альмейда собирается дриксов пырять моим кинжалом? И от этого зависит успех морской кампании?
В таком изложении все и впрямь выглядело бредом. А признаться в своих маленьких слабостях означало выглядеть еще большим идиотом.
- Это старое морское суеверие. - Вольфганг вздохнул, сочувственно косясь на мрачного и очень несчастного адмирала.
Жермон посмотрел в ту же сторону. Поднял брови. И отстегнул кинжал от пояса:
- Берите, раз такое дело. Но потом верните, пожалуйста, это все-таки подарок.
Альмейда схватил драгоценный кинжал обеими руками, как ребенок – леденец. Разумеется, он вернет свое сокровище генералу… Потом. А пока что отнесет на «Франциск» и немедленно покажет подчиненным – в воспитательных целях помахать кинжалом перед их ленивыми носами не вредно никогда. А потом воткнет кинжал в стену каюты. Два раза. Нет, четыре. И оставит торчать, любуясь серым огнем в глубинах камня.
Купить, обменять, украсть… А всех дел-то было – просто попросить. Как же он сам не догадался?

За его спиной Вольфганг и Жермон обменялись понимающими улыбками.

Комментарии
2017-03-24 в 20:03 

Ystya
Закатный рок-н-ролл
Джемини-1, о, да))))) критики вы от меня ни в какой форме не услышите, извините) я сразу понял Рамона и разделил с ним его страсть к этому Закатному кинжалу) Хотя я редко вожделею к вещам, тут прямо зацепило, словно сам его видел) Это ж для Рамона не вещь, это даже высшее человека (простите, но вот так я это ощущал, пока читал))))), это словно часть самого марикьяре - его оружие. А тут кинжал так безобразно утащили (было утащили, но имхо, он сам вернулся... пусть ненадолго) а может и надолго) есть оружие, которое само выбирает себе хозяина и я в это верю)
Он не мог думать о предстоящей кампании в таких условиях. ага, я тоже бы не смог)
- Южане все развратники, - на сей раз по-бергерски сообщил Герхард, *люто плюсует* и бергер прав!!!!!
На лицах бергеров ясно читалось, что здесь, в приморье, одни варвары, не имеющие понятия о гостеприимстве; вот в Бергмарк хозяева в лепешку расшибутся, но гостей устроят как следует… весь текст я испытывал страшное любопытство и вот тут оно достигло предела)))) интересно, какова гостеприимность бергеров... Это прекрасно))))
- Вам смешно! – взвился уязвленный марикъяре. – А я спать не могу! И думать! И воевать! И вообще…:inlove: ах, Рамон))))) АХ, РАМОН!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! живой, крутой, неидеальный, самый настоящий, со своими слабостями...:inlove: он крадет мое сердце))))
Два раза. Нет, четыре. все, срочно замуж за Альмейду)))) :itog:
Дорогой Автор, жаль, что мне в голову бы не пришло подать такую заявку) И спасибо за то, что показали Альмейду прекрасным живым мужчиной) Он весьма привлекателен) вы дописали о нем все то, что не успела дописать ВВК)))) Про некоторых героев хочется знать больше и вот, мне вы додали! Благодарю Вас! :red::red::red:

2017-03-24 в 23:48 

Джемини-1
...и русские солдаты с криками "ИОП ТВА ИМАТ", что означает "УМРЁМ ЗА ЦАРЯ", идут в атаку (с)
Ystya, спасибо Вам огромное за такой тёплый и подробный отзыв :) не представляете, как порадовали :)
Это ж для Рамона не вещь, это даже высшее человека (простите, но вот так я это ощущал, пока читал))))), это словно часть самого марикьяре - его оружие. - Вы всё абсолютно правильно поняли. :)
А тут кинжал так безобразно утащили (было утащили, но имхо, он сам вернулся... пусть ненадолго) а может и надолго) есть оружие, которое само выбирает себе хозяина и я в это верю) - Может, и надолго. Если честно, сам не знаю... а вообще Жермон не злой и не жадный, увидит, как Альмейда с кинжалом сроднились, и не станет отнимать. Ему Людвиг другой подарит :)
Между прочим, в каноне шикарный кинжал Жермона упоминается только в ЗИ. А потом не упоминается вообще. Может, Альмейда утащил? :eyebrow:
интересно, какова гостеприимность бергеров... - Ну, как же: сгрести в охапку, накормить от пуза, спать уложить хоть вдвадцатипятером в одной комнате - в тесноте да не в обиде. Заглянешь к ним на огонёк, а вырвешься через неделю, отяжелевший от пирогов и с гостинцами ;)
жаль, что мне в голову бы не пришло подать такую заявку) - В каноне Альмейда так шикарен со своим кинжалом, что, имхо, офигенный кинжал Жермона в качестве объекта вожделений альмиранте просто напрашивался:)
И спасибо за то, что показали Альмейду прекрасным живым мужчиной) - Очень люблю Альмейду (хоть я и дал ему в глаз Катершванцем, но это ничего не значит! :) рад, что фанфик получился не обидным для него.
Про некоторых героев хочется знать больше и вот, мне вы додали! - Очень, очень рад :gh3:

2017-03-25 в 02:51 

Terkada
Нас море разделить не сможет // ни шёпот волн, ни грохот льдин // Одна судьба, и ясень тоже // один.
Джемини-1, в альмиранте так натурально сочетаются кровожадность и сентиментальность, это просто очаровательно :inlove: понимаю его любовь к оружию :cool:

2017-03-25 в 10:23 

Ystya
Закатный рок-н-ролл
Джемини-1, это Вы не представляете, как порадовали таким роскошным Альмейдой, да и всеми остальными) Что Жером, что бергеры, что Варзов, что Вальдес, - обалденно хороши! :hlop::hlop::hlop::hlop:
в каноне шикарный кинжал Жермона упоминается только в ЗИ. А потом не упоминается вообще. Может, Альмейда утащил? я знал!!!! ему все же подарили этот кинжал)
Заглянешь к ним на огонёк, а вырвешься через неделю, отяжелевший от пирогов и с гостинцами *собирает рюкзак* кто куда, а я поехал к бергерам) Там воистину умеют принять гостя)
Очень люблю Альмейду (хоть я и дал ему в глаз Катершванцем, но это ничего не значит! рад, что фанфик получился не обидным для него. только полный идиот может счесть этот дивный фик обидным для Альмейды) Я бы сказал, что это роскошная реклама персонажу) Ну а в глаз... если б Жермон бил, он бы руку отшиб, а вот бергер... бергер да. Ну и потом, он же не знал, кого бьет.
А как мне понравились подозрения бергеров в похотливости альмиранте)))) Еще больше мне понравились подозрения Жермона в том же самом)))))) При том, что Альмейда был невинен в этом отношении, как дитя)))) Обожаю такие вот повороты) Вот что значит репутация моряка, все приличные люди сразу начинают думать о самом интимном...
на памяти Альмейды его неугомонный подчиненный был серьезным раза два, и то недолго. с Рогером Вы попали в самую суть) Это не самый любимый мой персонаж, но вот описали его Вы именно так, как мне нравится)
Чей-то молоденький адъютант при виде перекошенной зверской рожи ойкнул, едва не выронив бокал. кто б не выронил))))) Рамон у Вас дивный) просто идеальный)))))
Что до не к ночи будь помянутого Ульриха-Бертольда, надеюсь, когда-нибудь Вы напишете что-нибудь про Ужас Виндблуме))))) Этот персонаж редко кому дается, так вот, Вам он точно позволит написать о себе)))))

2017-03-25 в 14:13 

Джемини-1
...и русские солдаты с криками "ИОП ТВА ИМАТ", что означает "УМРЁМ ЗА ЦАРЯ", идут в атаку (с)
Terkada, в альмиранте так натурально сочетаются кровожадность и сентиментальность, это просто очаровательно - О да :) Он меня этим покорил с первых строк своего появления в каноне: вроде здоровенный мрачный марикъяре, дриксов мочит так, что перья летят... и всё равно обаятельный и трогательный в своей преданности и сентиментальности :) Спасибо за отзыв :)

Ystya, Что Жером, что бергеры, что Варзов, что Вальдес, - обалденно хороши! - Ура :) Альмейда и Вольфганг - вообще интересная тема: Вольфганг единственный, с кем Альмейда в каноне говорил с неподдельной теплотой. Что кагбэ намекаэ на давнюю хорошую дружбу и взаимное уважение :) давно хотелось посмотреть на их взаимодействие, хоть мельком.
Ну а в глаз... если б Жермон бил, он бы руку отшиб, а вот бергер... бергер да. Ну и потом, он же не знал, кого бьет. - Они действительно не знали, и вообще, Жермон спать хотел, а к нему пристают с разговорами :) Бить Альмейду они бы не стали, кстати. А тут - воришка лезет, ну в глаз ему и спать.
А как мне понравились подозрения бергеров в похотливости альмиранте)))) Еще больше мне понравились подозрения Жермона в том же самом)))))) При том, что Альмейда был невинен в этом отношении, как дитя)))) Обожаю такие вот повороты) Вот что значит репутация моряка, все приличные люди сразу начинают думать о самом интимном... - А что им ещё оставалось думать? :) репутация марикъярских моряков действительно известна. :eyebrow: в отличие от маленьких слабостей Альмейды. А тут брутальный, харизматичный мега-самэц целый вечер сверлит алчущим взором. Откуда торским пограничникам было знать, что Альмейда просто хочет кинжал подержать, а не на генерала нацелился? ;)
с Рогером Вы попали в самую суть) - Рад, что получилось :)
Что до не к ночи будь помянутого Ульриха-Бертольда, надеюсь, когда-нибудь Вы напишете что-нибудь про Ужас Виндблуме))))) Этот персонаж редко кому дается, так вот, Вам он точно позволит написать о себе))))) - Хммм, не знаю, буду ли про него писать, но спасибо за веру в меня :)
*поглаженный автор растёкся радостной лужицей и мурлычет*

2017-03-27 в 19:10 

Ystya
Закатный рок-н-ролл
Джемини-1, я тут не смог удержаться и немного проиллюстрировал Ваш фик)
читать дальше
А Ваш фик распечатал, подшил в Золотой фонд фандомного чтения))))) Читаю на ночь который день для поднятия настроения)
Что кагбэ намекаэ на давнюю хорошую дружбу и взаимное уважение И Варзов же идет навстречу другу) И что вообще высший знак доверия для меня - Альмейда просит об этой помощи, ждет совета) Вообще ужасно вот все это взаимодействие понравилось)
Бить Альмейду они бы не стали, кстати. а я не сомневался в этом) Но кому пришло бы в голову, что альмиранте своей двухметровой персоной да в окно...
спасибо за веру в меня О, я в Вас прямо ОЧЕНЬ верю)))))
Написать про вобщем-то малоизвестных персонажах так здорово, без чего-либо лишнего, но так, что не оторвешься - это большой талант нужен!)))))
Радуйте фандом своим творчеством, прошу Вас!

2017-03-27 в 22:09 

Elletrin
Целься в луну. Даже если промахнёшься, всё равно окажешься среди звёзд. (с)
Спасибо, очень понравились все: и флотские, и сухопутные, и кинжал (вот прям самой захотелось, хотя у меня и так один есть, сувенирный )).

2017-03-28 в 23:02 

Джемини-1
...и русские солдаты с криками "ИОП ТВА ИМАТ", что означает "УМРЁМ ЗА ЦАРЯ", идут в атаку (с)
*прошу прощения, был временно пожран реалом. А тут мне такую красоту принесли )) *
Ystya, я тут не смог удержаться и немного проиллюстрировал Ваш фик) - АААААААААА, какая прелесть!!!! *танцует* Шикарно просто :red: :red: :red: :red: :red: :red: :red:
И Жермон такой скептичный (за него отдельное спасибо, мне редко нравится, как его рисуют, его вообще редко рисуют, а у Вас он прямо здоровский получился))) И Герхард, который подозревает, что этот южный развратник таки нацелился на его друга, что бы тут ни говорили ))) И Альмейда такой котик несчастненький с жалобным взглядом - прелесть отнимаааают! Знаменитый кинжал в сердечке и торские горы внизу отдельно прекрасны :red: :red: :red:
*невероятно польщён*
А Ваш фик распечатал, подшил в Золотой фонд фандомного чтения))))) Читаю на ночь который день для поднятия настроения)
*польщён ещё больше* Очень, очень рад, что Вам так понравилось :)
И что вообще высший знак доверия для меня - Альмейда просит об этой помощи, ждет совета) - О да)) Если что, это мой личный фанон, но, имхо, Альмейда ещё с юности мог проникнуться к любимому наставнику своего лучшего друга и уважением, и любовью. И Вольфганг в его жизни - один из немногих старших, у кого можно попросить совета. Конечно, Рамон уже давно большой мальчик, и он сперва сам попробует решить проблему всеми способами, но если уж не получается - у Вольфганга он попросит помощи, да (аааа, скажите им!!!)
Радуйте фандом своим творчеством, прошу Вас! - Спасибо за тёплые слова и такую веру в меня :) я пишу отвратительно медленно, но, раз это кому-то интересно, выкладываться буду :)

Elletrin, Спасибо, очень понравились все: и флотские, и сухопутные, и кинжал (вот прям самой захотелось, хотя у меня и так один есть, сувенирный )). - Спасибо за хорошие слова :) Этот кинжал прямо звезда рассказа, обрёл собственную личность :D

2017-03-28 в 23:10 

Ystya
Закатный рок-н-ролл
Джемини-1, :squeeze:
теперь уже ужасно польщен я) Очень рад, что Вам понравилось))))
его вообще редко рисуют, а у Вас он прямо здоровский получился) а Вы его так описали) вот и получился Жермон таким ярким южанином)
И Вольфганг в его жизни - один из немногих старших, у кого можно попросить совета. это мне понятно и для меня такое ценно, когда есть кто-то, готовый дать совет. Тем более что-то такое тонкое, касающееся этики. Ну или чужого кинжала))))
я пишу отвратительно медленно Вы пишете очень талантливо, с юмором и очень живо, образно) Читаешь и видишь происходящее, лица, гримасы, слышишь озвученные голосами персонажей диалоги)
Ваши фики стоят того, чтоб их ждать!

   

Талигойский турнир

главная